New Zealand hunting, fishing, hiking, mountaineering, skiing, extreme sports, travel and safari tours various types in New Zealand
 
Незнакомая Новая Зеландия
 

Главы из книги

01
Авг
2010

Снежный капкан (часть вторая).

Ситуация пиковая - ссылка на начало рассказа и ключевое место ситуации :

«...по прежнему идёт снег, связи нет, еды осталось на пол-раза перекусить на всех, утонувший по самые двери в свежих ночных наносах, на добравшийся даже до седловины, обутый в цепи ДЭФ, на многие сотни метров вперёд и вверх до самого перевала бесконечная снежная пелена, через несколько часов нас ждут дома к ужину, не трудно даже представить мысли и действия наших жен, если нас не будет с наступлением темноты в горах ...»

Из любой безвыходной ситуации всегда найдётся хоть какой ни будь, хоть самый дерьмовенький, но выход. Нас 4-ро взрослых, сильных и опытных мужиков, Дмитрий тоже заслуживает того. Мы не уставшие, не голодные, не раненые. У нас есть оружие, бензопила, «абсолют» и четверть бака солярки. У нас есть даже пол пачки печенья, несколько пакетиков чая, два куска ветчины и горелка с почти полным газовым баллоном. Вызывать в такой ситуации спасательный вертолёт унизительно, позорно и противоречит нашим мужским принципам. Да и машину загруженную снаряжением и оружием не бросишь в горах до весны. Хотя, если честно, в тот момент я про это не думал. Я думал о том – что впереди до ближайшей цивилизации, т.е. до фермерской колеи за перевалом в долине, всего ничего. Около 45 км., плюс-минус. И не факт – что кто нить в ближайшие сутки по этой колее будет проезжать. Связь не работает, а «111» мне проверять не хочется по причинам, изложенным выше. Остаётся включать мозги и находить правильное решение в этой ситуации.

Ребята бродят вокруг, фиксируют ситуацию на камеры, утаптывают снег и тихонько матерятся про себя. Достаю чёрный «Кент», быстро вытягиваю до фильтра одну за другой две сигареты. Решение приходит само – если нельзя вверх и нельзя оставаться на месте, значит надо пробовать вниз. Вниз мимо хижины, где мы ночевали, вниз по долине до Двух Озёр, а потом снова вверх ещё через один перевал и снова вниз на другую сторону северных отрогов Новых Южных Альп, вниз в сторону Тихого океана. Вспоминаю эту дорогу летом прошлого года – километров 150 только по горной грунтовке, и ещё потом в объезд до Ханмер Спрингса через перевал Лэвис Пасс ещё больше 200. А солярки в баке от силы на сотню. И это было летом – а что там сейчас, одному Богу известно. И тем не менее – это единственный правильный выход из создавшейся ситуации.

alt

Вчетвером с левого бока ребята изо всех сил поддерживают машину, не давая ей сползать вниз, и мне таки удаётся в начале сдать задом и уйти от опасного места, а потом и развернуться на крохотном каменистом пятачке, пообрывав брызговики и немного согнув выхлопную трубу. Но это всё мелочи. ДЭФ стоит в нужном направлении, у нас есть цель, снег прекратился, ненадолго выглянуло солнышко, мы повеселели и даже открыли по банке «спайтса».

Ну всё – теперь только вперёд. Двинулись !

После ручья и свёртка на хижину перед нами опять нетронутая гладь снега. Хотя его стало заметно меньше – естественно, мы же с каждым десятком метров сбрасываем высоту, и кроме того – ущелье защищено горами и здесь намело значительно меньше. Стали появляться следы. Останавливаемся и распутывая ночные узоры ласки и горностая. Много заячьих следов и несколько раз дорогу нам пересекают свежие оленьи следы, идущие сверху в сторону реки. Ребята полушутя-полуосуждающе выговаривают мне – мол, вот куда ехать то надо было !

alt

alt

Отмалчиваюсь – да и что я могу сказать в своё оправдание ?

Справа, по взлетающим откосам, то и дело мелькают на скорости крупные зайцы, уходящие вверх от звука машины. Слева, с излучины реки снимается стая гусей и пара «райских» уток. Несколько раз останавливаемся, хотя стрелять совершенно нереально на такой дистанции. Дорога петляет всё ниже и ниже, переезжаем несколько незамерзающих мелких речушек, оставляем справа хижину у Двух Озёр, переезжаем довольно аварийный на вид мосточек, и снова поднимаемся вверх. На дороге появляются чистые пятна, всё чаще и чаще видны камешки и гравий, снега всё меньше, и уже через полтора километра останавливаемся снять цепи с колёс.
Наконец то мы на перевале.

alt

На той стороне, в соседней долине, грунтовка совершенно чистая. Снега нет и в помине. Вдалеке петляет река, зеленеют луга и виднеются верхушки сосен. Как будто в другой мир попали. Смотрим карту – до ближайшего фермерского хозяйства 35 км., до цивилизованной дороги, первого маленького посёлка и первой заправки на той стороне гор – около 70. Жирное предупреждение о том, что в зимнее время дорога с той стороны закрыта, мы мужественно проигнорировали. Закрыта она или открыта, нам без разницы, вариант у нас только один – скорее вниз. Стараюсь не обращать внимание на всё более и более падающую вниз к красной черте стрелку топлива, даже закрываю панель лежащими рядом перчатками – что бы не отвлекала. Начинает накрапывать мелкий дождь, чем ниже – тем гуще. Потом вдруг в момент прекращается и выглядывает солнце. Всё преображается вокруг. Занятые дорогой, мы даже не обращаем внимание как же стало красиво в этом прозрачном мире гор. Свежеумытые скалы и сосны, зелёная трава и чистейшая река, напрочь уносят мрачные мысли из головы.

alt

alt

alt

alt

alt

А когда с заднего сидения раздаётся голос Костяна :

«- Вован, а где наши кружки ?!» - я понимаю, что «реанимация» прошла успешно, и «больной скорее жив, чем мёртв».

alt

Под марш от Равшана и Джамшута «ГАЗ-МЯС, ГАЗ-МЯС», принимаются положенные по ситуации 150гр. с тщательно разделенными между всеми двумя кусочками ветчины. Мы с Димоном ограничиваемся по банке пЫва.

Грунтовка совсем чистая и удобная, кое где с небольшими лужами после дождя, петляя среди высоких деревьев уводит нас всё дальше и дальше вниз. В разрывах верхушек сосен уже виднеются высокогорные луга и совершенно голубое небо внизу в долине. Переваливаясь, тихонько пересекаем два или три небольших камнепада, выползших и перекрывших нам дорогу. Настроение у всех отличное. Бодро кручу рулём, напевая под нос какой то туристический мотивчик. Очередной поворот ...

... и ...

«- Пипец ! Приехали! Здравствуйте девочки!» - говорит Миша.

Прямо посреди дороги красуется на совесть сваренный из толстенных металлических труб здоровенный шлагбаум, закрытый с двух сторон на два замка и вцементированный с одной стороны - в обрыв к реке, а с другой - в уходящий строго вверх каменный утёс. Местечко выбрано как нельзя более лучше – не объехать , не обойти. Внимательно осматриваем закрытые специальными кожухами замки. Да–с-с ... Всё сделано на совесть и надёжно. Переглядываемся. Мы опять в капкане – и пожалуй ещё более надёжном, чем были до этого. Минут 40 уходит в бесполезных попытках расшатать столбы, открыть замки, расстрелять ворота из 308 «винчестера», распилить бензопилой, взорвать сложенными вместе всеми патронными запасами ... и т.д. На закуску оставлена идея рвануть ворота тросом или попросту протаранить их с разгона ДЭФом.

Оцениваем ситуацию. Выход один – идти к людям. Идти за помощью и за ключами от ворот. Причём чем скорей, тем лучше, 70 км. – это достаточно много и долго. Солярки в баке почти нет, ночью будет мороз, пересидеть ночь в машине и подогреваться фактически нечем, палаток у нас нет с собой, обратно до хижины нам не доехать ( да и смысл то ?!), еды нет, водки чуть больше полбутылки. Собираюсь. Сгоряча, что бы быть налегке, я выложил даже то, что было совершенно необходимо – нож, налобный фонарик и маленькую камеру «СОНИ», непростительное легкомыслие, о коем не раз пожалел потом. Я уже не говорю про винтовку – о чём я пожалел тоже очень сильно. Одеваю под камуфляжный «гор-текс» термичку и лёгкий флис, застёгиваю на горных ботинках «фонарики», натягиваю кепку. Всё пошел. Иду один – потому как всем нет смысла во первых, во вторых – за мной будет не угнаться, ну а в третьих – чувство вины за происходящее так или иначе не покидает меня. Разворачиваю и загоняю машину на удобную лесную полянку, поближе к проплешине старого кострища. Высокие сосны укрывают от ветра и вновь начинающегося дождя. Пила есть, сушняка вокруг полно, костёр ребята разожгут, чай из собранного шиповника вскипятят, водка и остатки печенья ещё есть – до утра протянут. Я же надеюсь вернуться как можно быстрее, хотя очень смутно представляю, что может меня ожидать. Лёша берёт камеру и идёт вместе со мной, но я беру сразу же такой темп, что через километр Лёша немного отстаёт, хотя потом проходит таки около 10 км. более медленно и возвращается в наш импровизированный лагерь с гордым известием – без мяса мы , мол, не пропадём. Внизу на лугах Лёха обнаружил приличное стадо взрослых бычков.

alt

По самым примерным подсчётам у меня впереди километров 20 до какой то совсем маленькой «прайвит» (частной) хижины, где не факт – что есть люди, и около 35 км. по горной грунтовке до нормальной дороги, где начинаются более-менее цивилизованные места и где есть шанс встретить людей и хоть какой нить транспорт, на котором можно уже доехать за помощью до ближайшего посёлка. На часах около 3-х, хотя точно я не помню, сколько километров я уже отмахал к этому времени. Помня , что фонаря у меня нет, стараюсь до полной темноты успеть пройти как можно больше, поэтому двигаюсь «мелкими перебежками», чередуя их с быстрой восстанавливающей ходьбой. Первые 15 км. прохожу фактически не останавливаясь очень быстрым темпом для такой местности, форсирую вброд две речки в узких и мелких местах не снимая обуви. Вокруг ни души, даже птицы не поют. Дождик то останавливается, то усиливается. Постепенно начинает темнеть, накапливается усталость и когда вдалеке в долине появляется крыша хижины, уже начинаю считать шаги. Хижина и не думает приближаться, только всё больше петляет дорога, хочу срезать угол и благополучно попадаю в жидкую болотину, вымокнув почти до колен. Возвращаюсь опять на дорогу и постепенно добредаю до хижины.

Видать , что хозяева тут бывают совсем не часто. Хижина, мягко скажем, требует хорошенького ремонта. Возле сараюшки наколотые дрова, но дыма из трубы нет, дверь на замке, пусто и глухо, только возле облетевшего куста под окнами валяется дохлый поссум. Настроение падает. Мелькает мысль выдавить стекло, растопить печку и остаться тут до утра. Тем более, что наверняка в НЗ-шном ящике в доме есть чем поживиться и перекусить. Вспоминаю про оставшихся в лесу ребят и в шею гоню от себя эти предательско-упаднические настроения. Присев на крыльцо курю, потом обхожу хижину по кругу и вдруг ... вдруг я вижу висящий на стене на ржавом гвозде такой же ржавый и старый поломанный капкан, которым пользовались трапперы ещё в 19-м веке.

КАПКАН – как актуально то и применительно к происходящему ! И к тому же достойная находка и награда – про своё хобби таскать ото всюду и коллекционировать старые железяки, я рассказывал в своих отчётах не раз. А тут, такая шикарная находка – у меня в коллекции ничего подобного нет и в помине, заиметь такой капкан, моя давняя мечта. Без всякого стеснения и угрызений совести снимаю ржавую железку с гвоздя и прячу в кустах возле дороги. Заберу на обратном пути обязательно.

Перешнуровываюсь. Выкручиваю носки. Спина начинает подмерзать без активного движения даже в термичке. Всё – вперёд. Ещё 15 км. и «золотой ключик у нас в кармане». Идти после отдыха значительно тяжелее, тем более, что дорожка начинает вдруг по серьёзному петлять и то лезть круто вверх, то не менее круто спускаться вниз. Пару раз пребольно спотыкаюсь и всё чаще и чаще присаживаюсь отдохнуть прямо на землю. В один из таких моментов, когда я только только прикурил предпоследнюю из пачки сигарету, какой то посторонний звук заставил меня оглянуться. Тихонько поворачиваю голову и вижу в полста метрах от себя на большой поляне, спокойно и гордо пасущихся двух оленух и красавца оленя. Автоматически считаю отростки – семь. Вполне достойно. Наблюдаю минут 5, потом приподнявшись тихонько свищу. Вскинувшись, животные мгновенно и грациозно исчезают среди деревьев.

Надо идти. Почти совсем стемнело. Серой лентой дорога угадывается впереди. По примерным подсчётам километров 25 у меня уже позади. Вдруг замечаю посреди дороги большое тёмное пятно. Пригнувшись, тихонько крадусь вперёд, закрытый придорожными кустами. Пятно не шевелится. Свинья ! Прямо разлеглась посреди дороги и отдыхает. Спит наверное. Рука ловит пустоту у пояса – нож остался в машине. Приближаюсь и всё понимаю. Зверь мёртвый. Приличная пегая потрошеная свинья лежит на боку, на копытах обрывки верёвки, судя по всему и по запаху – лежит уже не одни сутки. Всё понятно. Видать кто то возвращался с удачной охоты, забросил зверя на багажник, а вот привязать крепко не удосужился. Вот свинья и сорвалась на кочках и никто этого не заметил, представляю удивление и разочарование коллеги после его приезда домой !

Ещё часа через три в совершенной темноте натыкаюсь на точно такие же ворота, как в начале моего «пути», точно так же закрытые на два замка. Уже с заметным усилием с третьего раза перелажу через них и примерно метров через 500, уже совершенно измотанный и готовый улечься спать прямо под ближайшей сосной на землю, вдруг чувствую под ногами твёрдое покрытие. Нагибаюсь, шарю рукой по земле – так и есть, асфальт. Значит 35 километров до свёртка и конца грунтовки у меня уже позади. Теперь остались ещё 35 по этой третьестепенной дороге до ближайшего посёлка с телефоном, заправкой и людьми. В голове навязчиво бьётся мысль – надо позвонить, надо немедленно позвонить домой, но проверить есть ли тут связь я не могу по простой причине, мобильник, точно так же как и всё остальное, остался на сидении ДЭФа.

Я устал. Я реально устал. Я промок и вымотался вконец. Левая, когда то травмированная на соревнованиях нога, совершенно отказывается ходить. Это хорошо ещё, что обут я был в лёгкие горные, а точнее - даже в трековые ботинки, будь у меня на ногах что то более солидное, я не прошел бы и половины расстояния. Посидев немного на обочине, ощупью нахожу какую то мокрую палку и прихрамывая, матерясь и спотыкаясь опять выхожу на дорогу. Я прекрасно понимаю, что мне никто не поможет, что тут никого живого в округе нет, что по этой дороге зимой никто не ездит, но тем не менее - я на что то надеюсь.

... ещё через пару километров, когда все "внутренние резервы" даже моего организма грозили позорно закончится, далеко впереди темноту ночи разорвали фары идущей мне навстречу машины ...

Мне до сих пор не понятно, что делала эта молодая влюблённая пара на спортивной двухдверной «хонде» ночью в лесу так далеко в горах. Спрашивать у меня не было ни сил, ни желания. Хотя, собственно, чего ж тут непонятного то ?! Я попросил напиться и позвонить. Связи не было. Тогда я коротко объяснил сложившуюся ситуацию и попросил помочь мне. Парень без слов развернул машину, а девчушка предложила мне яблоко. По дороге нам не попалось ни одной машины. Зато появилась связь и набравши дом, я объяснил нашим взволнованным жёнам, что мы немножечко решили продлить наш маршрут и что, скорей всего, на «базе» мы будем только завтра.

Дальше было относительно просто. Ребята довезли меня до ближайшей круглосуточной заправки ближайшего городка, пожелали «гуд лак крейзи рашэн» (мол - "всего хорошего сумасшедший русский") и газанув, скрылись в обратном направлении. Надо было видеть глаза двух женщин на заправке, когда я слегка пошатываясь, ввалился туда мокрый и грязный, в полном «боевом» камуфляже. Карусель закрутилась. Пока одна, пододвинув мне кресло, причитая варила в большом кофейнике горячий шоколад, вторая на заправке набирала в канистру солярку, а третья (взявшаяся непонятно откуда и довольно симпатичная) звонила по телефону в ДОК (департамент по охране окружающей среды). Одно только то - что я прошел по горам 35 километров, оставив в лесу ночью друзей и сына без топлива и еды, привели всех в состояние умеренного шока. Через полчаса возле заправки завизжали тормоза ДОКовского «форда». Мужик англичанин с традиционным именем Джон, коротко выслушал меня со слегка отвисшей челюстью, кивнул в сторону кабины, и загруживши канистру с солярой в кузов, рванул с места. Ключи от калиток были у него с собой. Оказывается это ДОК для безопасности туристов в зимнее время закрывает въезды на горные дороги-серпантины. Но почему это было сделано ТОЛЬКО с одной стороны, т.е. – с этой, и совершенно свободно можно было заехать с нашей стороны Ханмер Спрингса, причём совершенно без никаких предупредительных знаков. Вот это для меня непонятно и по сей день.

По дороге мы познакомились, я более подробно объяснил ему ситуацию. Он, кивая, сочувствовал. Разговор плавно перешел на семью, горы, охоты, работу, кто откуда и т.д. Мужик был значительно моложе меня. Я ему рассказал, что вообще все русские совсем даже и не такие , какими нас показывают в разных идиотских фильмах про КГБ и русскую мафию, что на самом деле мы нормальные, вежливые, культурные и цивилизованные ребята. И что водка даже вовсе не наш любимый напиток и пьём мы её только вынуждено по праздникам и вполне в умеренных дозах. На что он опять глубокомысленно покивал. Что он на самом деле думал в этот момент, мне не узнать никогда. А я, рассказывая про всё это, представлял себе такую ситуацию – вежливые, культурные, цивилизованные и (главное !) совершенно умеренно трезвые сторонники «крутых мер», добивши до донышка литр «абсолюта» и отполировавшись пивом, уже так или иначе чисто "по русски" вывалили ворота вместе с кубометром бетона и окрестными скалами и с каждым километром радостно приближаются нам навстречу.

alt

Представляете картинку ?! А ?! Вооо-о-о-о-о ...

(забегая вперёд, я скажу – что таки был прав в своих предчувствиях, если бы меня не было бы до утра, то они решили (и ужа даже всё приготовили для этого) сначала попробовать дёрнуть ворота тросом, а потом попросту выбить их с разгона, причем Лёша пообещал при этом купить мне новый ДЭФ, если старый совсем пострадает)

Глубокая ночь. Отблеск большого костра я увидел издалека. Идёт дождь пополам со снегом. Вокруг костра и машины было напилено на мелкие поленья примерно с гектар леса. В котелке был заварен собранный с окрестных кустов спелый шиповник. В бутылке ещё оставалось немного «живительной влаги». Двери машины были нараспашку. Наша дружная компания сидела возле ярко горящего костра и, не обращая внимания на лившуюся с неба непогоду, беседовала «за жизнь». Под радостные возгласы вороты были открыты, Джона почти качали, мы обнялись и пустили скупую мужскую слезу. По очереди. Правда у меня уже было нечем.

alt

alt

alt

Натаскали воды и тщательно залили огонь. Некрасиво было оставлять Джона одного, Димка сел к нему в машину, а я (переобувшись в его сухие кроссовки) развернул на поляне ДЭФ следом за «фордом». По дороге остановился, нашел спрятанный в кустах капкан и любовно поглаживая его, осторожно положил в багажник.

alt

alt

Джон "довёл" нас до развилки, там мы сердечно попрощались и обменялись адресами. «Форд» свернул в сторону офиса ДОКа, мы же, забросив пустую канистру на заправку и положивши денежку в условленное место, повернули в другую сторону – в сторону дома. Теперь уже можно было нормально позвонить и рассказать причину нашей задержки. Впереди у нас было ещё 200 с лишним километров ночной дороги, но это были уже мелочи, по сравнению с тем, что осталось позади. Никто в доме не расходился, все ждали нашего приезда. Жарко горела печка, в холле было тепло и уютно, а на столе стояло именно ТО, к чему мы так долго и упорно стремились – горячий борщ, пироги, грибы, ветчина и салатики. Жёны прослезились, увидев нас, и даже побросали русское лото (не путать с рулеткой), в которое играли полночи в ожидании нас. И хоть усталость наша была безграничной как Тихий океан, мы таки умудрились под это дело, стоящее на столе, усугубить почти полную бутылку вискаря и прикончить маленький (бутылок на 20) ящичек пЫва.

alt

За окнами почти светало ...

Костыль, одолженный на время у бабушки, стал моим спутником на три следующие дня. 37 километров по горной «пересечённой местности» я прошел примерно за 7 – 8 часов.

Ржавый старый капкан - память и награда за приключение, занял достойное место в моей коллекции старых железячек.

И всё же эта "охотничья история" таки получила достойное продолжение. Через день наши праздники закончились, все мои гости разлетелись по своим городам и работам. Только Лёша с Аней задержались в Ханмер Спрингсе ещё на несколько дней - вылет на Москву у них был в начале июля. И тут на наш маленький горный городок свалилась погода. Стало относительно тепло, безветренно и безоблачно. И не став долго думать, ребята "оседлали" вертолёт и улетели в горы на хижину возле большого красивого озера Гуйон. Лёша хотел показать Ане наши местные красоты и таки проверить - как же там поживают канадские гуси, коих в наш прошлый прилёт в те места было превеликое множество. С гусями действительно было нормально и в этот раз. И Алексей на предельном для нового "браунинга" расстоянии, взял одного красавца. Своего первого канадского гуся за охотничью практику. Переночевали нормально, а наутро их накрыло свежим снегом и низкой облачностью, но опытный пилот из Тониной команды, смог пробиться и снять ребят по непогоде. Довольные как слоны, они появились у нас вечером с гусём в обнимку и мама добросовестно проконсультировала их, как и что надо правильно с ним сделать. Говорят - получилось вкусно !

alt

alt

alt

alt

alt

alt

alt

alt

P.S. ... а собственно, ничего особенного во всей этой истории от её начала и до конца, по сути и не произошло...



Июнь 2010 о-в Южный, Новая Зеландия


Вернуться на главную страницу Связаться с нами Подписаться на RSS-канал English


Реклама


 

Реклама